Люцифер в юбке и забытые писательницы:
исследуем гендерные вопросы с филологом марией нестеренко

Текст: редакция ССЧ

Фотографии: Тата Кочина, Freepik

Думаете, гендерные исследования — это что-то на западном? А вот и нет. Мария Нестеренко, родившаяся в Таганроге, занимается изданием серии книг о месте женщины в истории, искусстве и политике.

С Марией, продюсером «Альпина.Дети» и редактором «Нового литературного обозрения», ССЧ поговорил о забытой ростовской писательнице, современной литературе и связях фем-движения с Люцифером.

гендерные исследования. Понять нельзя бояться

— Это междисциплинарное направление в гуманитарных науках, опирающееся на теорию социального гендера. Я бы сказала, это набор инструментов, которые можно использовать в разных областях: от филологии до социологии. Этот набор позволяет видеть гендерное соотношение в обществе, его свойства и фактуру. Например, в книге «Человек рождающий» подробно исследуется культура родов и беременности в России с XVIII по XX века.

новое литературное обозрение

— В «Новом литературном обозрении» я веду серию «Гендерные исследования», выступаю в качестве куратора, нахожу тексты, нахожу переводчиков, редакторов, редактирую сама, если надо. Отчасти занимаюсь продвижением.
Серия: Гендерные исследования Мэгги Доэрти РавноправныеСерия: Гендерные исследования Мария Нестеренко Розы без шипов Женщины в литературном процессе России начала XIX векаСерия: Гендерные исследования Женщина модерна Гендер в русской культуре 1890–1930 годов: Коллективная монография. Под ред. В. Б. Зусевой-ОзканСерия: Гендерные исследования Пер Факснельд Инфернальный феминизмСерия: Гендерные исследования Клэр И. Макколлум Судьба Нового человека Репрезентация и реконструкция маскулинности в советской визуальной культуре, 1945—1965

как люцифер феминистом стал

— Гендерные исследования могут заходить, например, и на территорию религии и интеллектуальной истории. Об этом говорится в книге «Инфернальный феминизм». Автор берет концепт Люцифера в Долгом XIX веке и рассматривает его как образ сперва борьбы против феминизма, а затем и за него.

Справка: Долгий XIX век — это теория историка Хобсбаума, по которой временные рамки XIX века расширяются, охватывая период с 1789 по 1914 годы. Границы Долгого века обрамляются Французской революцией с одной стороны и Первой Мировой с другой.

— По понятным причинам дьявол долгое время был сугубо отрицательным персонажем. Но пришел Джон Мильтон, написавший «Потерянный рай», где Люцифер, честно говоря, против его воли, получился борцом против несправедливости и власти.

Если грубо, то он подстрекает Еву на борьбу против патриархата. Это очень понравилось романтикам, а потом уже протофеминистки и феминистки взяли его на вооружение. Логика была вот в чем:

Женщины — это угнетенная категория людей. Господство над ними поощряется Богом. Значит у кого, если не у его главного противника, просить покровительства?


Иллюстрация к поэме Джона Мильтона «Потерянный рай» — Гюстав Доре

авторство

— Если говорить о моей книге «Розы без шипов», то это переработанная диссертация 2021 года. Я ее писала в Тартуском университете в Эстонии, и она посвящена истории женской литературы в России.

Мне было интересно понять, как женщины пришли в русскую литературу, с какими трудностями сталкивались, как реагировали на них издатели и журналы. Я смотрю на это сквозь биографию Анны Буниной. Ее можно считать первой яркой российской поэтессой. Она активно рефлексировала о своем месте в литературе и самом процессе писательства.

Подпишись на нас в соцсетях. Это важно для проекта.

Спасиб ✌

Время вспомнить: забытая писательница Ростова


— Одна из забытых писательниц, которую я издавала — Любовь Копылова. Живя в Ростове, она печаталась в местной прессе и писала символистские стихи. Потом уехала в Москву, перековалась и стала активно поддерживать советскую власть. На удивление именно тогда она начала писать хорошую прозу.

У нее советую почитать «Одеяло из лоскутьев». Роман рассказывает про взросление в Ростове, влюбленности, жизнь на Собачьем хуторе и переезд в Москву. Мне до сих пор он нравится.
ФЕМИНИЗМ 2.0 VS ФЕМИНИЗМ 4.0

— Копылова не была феминисткой. Но в то же время и была в том смысле, в каком были многие женщины 20-х годов. Это интеллигентки в первом поколении, которые получали образование и хотели делать нечто большее, чем обстирывать всю семью. У Копыловой есть рефлексия по этому поводу в тексте. Видно, что тема была ей близка.

ФЕМИНИЗМ 2.0 VS ФЕМИНИЗМ 4.0


— Мне кажется, что российские феминистки сегодня — это активная гражданская сила. Акции, газеты, движения.


Все это есть, но должно пройти время.

Сейчас мы наблюдаем

консервативный поворот

снизим градус и отвлечемся

В литературе уже не первый год девушки становятся не только авторами, но и центральными фигурами повествования. Один из популярных жанров, где «Главная героиня добилась всего сама и показала всем кузькину мать» — Young Adult.

Границы взрослости уже давно размыты, поэтому наряду с серьезными исследованиями Мария Нестеренко работает продюсером микронаправления Young Adult в «Альпина.Дети». В ее задачи входит поиск текстов и потенциальных авторов для книг. Обязательный пункт — любовь к книгам. Поэтому Маша готова поделиться списком своих самых-самых.

Музыкальный редактор ССЧ [и по совместительству большой любитель подростковой литературы] дополнил список своими фаворитами. Жмакай по читающей и переходи в ТОП-7 Young Adult книг.
Forever Young Adult: Топ-7 книг для новых взрослых
Рекомендует филолог Мария Нестеренко и музыкальный редактор ССЧ

возвращаемся к российскому фем-контексту

— На Западе импульсом к развитию гендерных исследований были разного рода феминистские движения, а в России, наоборот. В гендерные исследования люди приходили из академической среды. Гендер тесным образом связан с политикой, вплоть до распределения ролей дома. Например, многие женщины в нашей стране работают полный день, при этом на них еще полностью ведение домашнего хозяйства: готовка, стирка, уборка, воспитание детей. При этом мужчина часто или вовлечен в процессы в меньшей степени, или вовсе остается в стороне.

Чтобы объяснить, почему это происходит, нужно ответить на многие вопросы: как государство поддерживает семьи, как меняются идеология и задачи материнства?

век свободы?


— С одной стороны разница между веками очевидна. Сознание людей изменилось. У нас та степень свободы, о которой женщины XIX века не мечтали. Мы передвигаемся свободно, не спрашиваем разрешения старших мужчин. Конечно, женщины пишут иначе. Взять хотя бы роман Васякиной «Рана», который вышел в 2022 году. Степень интимности была бы непозволительна тогда, но нормальна сейчас.

Тогда устраивали настоящие дебаты, сравнивали писательниц с женщинами легкого поведения. Аргумент против был в том, что нельзя интимные мысли и чувства делать достоянием общественности. Они должны быть открыты только для маленького круга людей.

Сексизм есть и сейчас. Никуда он не делся. И сегодня бывают люди, которые даже не осознают, что они говорят.
РЕДАКТОР ИЛИ РЕДАКТОРКА?

— Феминитивы — это хорошо, но я не всегда использую, честно говоря.

Есть какие-то есть устоявшиеся формы, но все зависит от контекста.

ЧЕМ ПОМОЧЬ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И РОССИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ?


— Я бы издавала больше книг забытых писательниц.


Больше ничего не умею.

что читать, чтобы лучше понимать феминизм?

— Мне нравятся все книги из серии «Гендерные исследования», но «Равноправные» Мэгги Доэрти — особенно. Это классный пример интеллектуальной истории на примере частных судеб двух поэтесс. Что их волновало, чего боялись? Я очень рада, что мы смогли ее издать на русском.
Из классики обязательно — Симона де Бовуар «Второй пол». А чтобы совсем разобраться с терминами советую «Гендер для чайников». Там все по полочкам.

трудности издателя

— Мне, как куратору, хотелось, чтобы в серии выходили работы как классические, так и современные.

Что касается российских книг, то здесь интересная ситуация. Кажется, что гендерных исследований в России нет, но это не так. Да, на институциональном уровне это направление не поддерживается, но есть отдельные исследователи.

Сейчас мы наблюдаем консервативный поворот и не знаем, чем может обернуться издание той или иной книги. Время от времени оскорбляются верующие и граждане других категорий. Трудно предугадать, но мы делаем пока делается.
ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ
ЧТО ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ